twitter Facebook
140861 избирателей зарегистрировано
76315 верифицированных избираталей
82153 проголосовало на выборах в КС

Свободная тема

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Свободная тема

О новой Федерации

 

1. Обреченная на распад

 

В нынешнем виде Российская Федерация обречена на распад – и вовсе не из-за козней пресловутого госдепа. Беда нынешней России – в туманности и шаткости основ, на которых она стоит.

Пример Бельгии показывает, что даже в богатой стране с давними федеративными и демократическими традициями вопросы взаимоотношений между регионами и национальными общинами могут быть достаточно острыми и привести государство на грань распада. Что же тогда говорить о России?

 

2. Русский вопрос

 

Главная бомба под Федерацией – это отсутствие какого-либо четкого и ясного принципа ее формирования: часть регионов у нас – просто территории, а часть – национальные республики. Где тут логика?

Ссылки на историю, как, например, в Германии, не работают – потому что Россия в нынешних границах никогда не существовала в виде как-либо оформленных независимых государств. Все субъекты современной нам РФ сформированы чиновниками в чиновничьих же интересах.

Необходимо признать: с начала 90-х годов федеральная власть терпимо относилась к национализму в республиках (кое-где открыто поддерживаемому местной властью), подавляя русский национализм.

Это понятная политика в условиях несвободного имперского государства, где вопрос сохранения контроля центра над регионами важнее интересов людей.

Но очевидно, что в условиях демократии с самых высоких трибун обязательно прозвучит роковой вопрос: если есть своя республика у ингушей и мордвы, то почему нет своей республики у русских?

Выхода из этой ситуации два: или создать одну или несколько русских автономий на территории РФ (и довести ситуацию до абсурда, лишь приблизив распад страны), или же раз и навсегда отказаться от любых регионов с национальной вывеской.

 

3. «Токсичные» регионы

 

Когда я слышу рассуждения о том, что надо оставлять максимум полномочий и денег в регионах, всегда хочется спросить: а в каких регионах-то? В нынешних?

Как уже упоминалось выше, нынешние регионы России создавались совсем в другое время и для других целей. И сформировавшиеся в них элиты умеют только клянчить, воровать и фальсифицировать выборы в интересах вертикали.

Так что, прежде чем отдавать полномочия регионам, надо понять, что там происходит.

Если присмотреться к регионам России безотносительно их статуса, то можно выделить три условные группы.

К первой относятся состоявшиеся регионы – в них есть достаточно населения, крупные города, а самое главное – своя экономика: промышленность, сельское хозяйство, логистика и т.д.

Ко второй группе относятся бедные и небольшие по территории регионы, где и населения немного, и экономика в стагнации уже много лет.

Любой вертикали – и советской, и ельцинской, и путинской – всегда нужен резервуар гарантированных голосов на выборах всех уровней, и именно для этих целей полезны именно такие вот регионы. Соответственно, в условиях демократического государства они же становятся потенциальными источниками «токсичности» и для нового режима.

К третьей группе относятся северные территории, например Чукотский автономный округ.

Там ситуация еще более странная. Территории огромные, население – мизерное, титульного населения совсем мало.

Большую же часть жителей составляют бюджетники и «государевы люди». Но существует губернатор, парламент, полностью развернутая система региональной власти и филиалов всех федеральных ведомств плюс все возможные представительства региона в Москве.

Содержание этой бессмысленной структуры стоит дорого, а смысла нет никакого: де-факто такие регионы полностью управляются из федерального центра и никакого практического смысла имитировать там развитой федерализм нет.

 

4. Что делать?

 

По принципу экономической целесообразности и исторической обоснованности надо создавать новые регионы, присоединять упомянутые выше «токсичные» регионы к развитым и полноценным. Это в том числе решит и кадровый вопрос – надо понимать, что после люстрации в карликовых регионах не останется никакой элиты.

За исключением Москвы, каждый регион может иметь население 5–7 миллионов, что представляется оптимальным.

Естественно, что парламентаризм должен быть и на региональном уровне, что сделает структуру власти в стране логичной и понятной на всех уровнях.

Фигура губернатора становится в большей степени ритуальной, а потому исчезает необходимость в дорогостоящей процедуре выборов губернатора – его можно или назначать из центра как представителя Федерации (учитывая минимальные полномочия, это никак не ущемляет права регионов), или же предоставить это право региональным парламентам. Первое предпочтительнее, ибо дает губернатору возможность быть арбитром над схваткой региональных элит, что часто очень важно.

Вообще, представляется правильным сделать систему власти в России трехуровневой:  Федерация, регионы, муниципалитеты. Никаких прокладок между муниципальными и региональными администрациями быть не должно – просто потому, что они лишние и только создают ненужную бюрократию.

В новой Федерации региональные администрации должны заниматься прежде всего социальными вопросами и созданием и поддержанием инфраструктуры в масштабах региона, а также координацией деятельности муниципалитетов на базе важных для них проектов.

Соответственно, муниципалитеты должны заниматься своей инфраструктурой и развитием территории – в том числе и снижая до минимума местные налоги и создавая другие условия для привлечения инвестиций, людей и так далее.

 

5. Решение национального вопроса

 

Отказ от национальных регионов, несомненно, вызовет негативную реакцию у национальных элит, особенно привыкших получать зарплату за свою национальную принадлежность.

Снять напряженность должна передача всех национальных и языковых вопросов на муниципальный уровень.

Вообще, каждый муниципалитет должен сам решать, как он называется, и получить право добавлять в свое название указание на свое самоопределение: «Татарский город Бугульма», «Русское село Кукуево», «Старообрядческая деревня Аввакумово», «Христианская община Баптистово», «Трудовая коммуна «Заветы Ильича» и т.д.).

Ликвидация административных районов никак не мешает муниципалитетам создавать национально-культурные объединения, в том числе по национальному принципу.

Несомненно, нужны региональные партии. Более того, нужны и религиозные, и национальные, и какие угодно партии – только так можно вынести все спорные вопросы с улиц на уровень парламентских дискуссий.

 

6. Решение кавказского вопроса

 

Регионы Северного Кавказа (национальные республики, за исключением тех, которые существуют в виде искусственных анклавов внутри других регионов) предлагается объединить в один макрорегион и предоставить этому региону право самому решать свои проблемы на общих условиях – оставим им их налоги и их проблемы.

Национально-культурные вопросы этого многонационального региона на уровне муниципалитетов стоят не так остро, как, допустим, на уровне такого запутанного и «сложносочиненного» образования, как Дагестан. Так что в чем-то ситуация упростится.

А вот вопросы развития и взаимодействия пусть они решают в своем парламенте и внутри своего парламента. И там уж пусть как хотят – вплоть до отделения, если им не захочется жить по общим законам.

Вообще, право отделения должно быть прописано и гарантировано. Это очень важно именно для сохранения единства: это как в хорошем браке – люди должны жить вместе не потому, что порознь плохо, а потому что им вместе хорошо.

Это и должно быть принципом построения новой Федерации: в ней должны быть только те, кто хочет и кто готов жить вместе, на равных и уважаемых всеми основаниях.